Ю. Полежаева.

Ошибка комиссара полиции


      Комиссар Ммее Грре осторожно извлек из нагревателя контейнер с ланчем и еще раз подозрительно покосился на галактком. Аппарат не подавал признаков жизни.
      Феноменальная невезучесть комиссара была легендой Управления. Он сам знал о ней лучше кого-либо другого и даже в глубине души немного гордился, как некоторые гордятся редкими заболеваниями. Положа руку на сердце, у господина Грре был повод для гордости: ему пришлось приложить немало изворотливости и сообразительности, чтобы, несмотря на все ухмылки своей фортуны, докарабкаться до поста начальника группы в убойном отделе галактической полиции Сектора. Он ни на секунду не позволял себе расслабиться и забыть о коварстве судьбы. Поэтому, когда сегодня утром мадам Грре вручила ему контейнер с запеченными в омлете сезамскими улитками и строго-настрого наказала съесть их горячими, но ни в коем случае не разогревать дважды, комиссар не сомневался, что ему что-нибудь да помешает выполнить эти инструкции.
      Однако факт оставался фактом. Пышущий жаром контейнер был успешно водружен на специальный столик в углу кабинета, сам хозяин кабинета, заткнув за воротник салфетку, уже сидел рядом и недоверчиво принюхивался к пряному запаху, сочащемуся из-под клапана на крышке - а ничего непредвиденного, по-прежнему, не происходило. Отбросив сомнения, комиссар вооружился палочками и открыл крышку.
      Галактком издал мелодичную трель, его экран осветился и замигал красной рамкой срочного вызова.
      - Так я и знал! - с чувством глубокого удовлетворения провозгласил комиссар и, сорвав с шеи салфетку, нажал клавишу приема.
      - Труп, - лаконично доложил инспектор Ллие. - Сегмент D157F814, маяк выставлен на четвертой волне. Эксперты уже вылетели.
      - Большой? - спросил комиссар, торопливо складывая салфетку.
      - Не очень. Скорее всего, одиночка, частник. Идентификация пока...
      - Лечу, ждите, - перебил комиссар и энергичным шагом вышел из кабинета. Когда на горизонте появлялось новое дело, привычные нерешительность и медлительность волшебным образом его покидали.
      Как и следовало ожидать, ключ от служебной легковушки в последний момент выскользнул из руки Ммее и, звякнув, скрылся в вентиляционной решетке на полу ангара, но комиссар давно уже не позволял подобным мелочам выводить себя из равновесия. Хладнокровно порывшись по карманам, он быстро нашарил один из пяти запасных ключей и, не потеряв ни минуты, помчался на сигнал маяка. Правда, небольшая пробка на выходе из подпространства в 814-ый сектор все-таки его немного задержала, так что, когда Грре прибыл на место, эксперты уже заканчивали наружный осмотр.
      Неуправляемый звездолет или, на жаргоне галактической полиции, труп, беспорядочно вращаясь, неспешно двигался куда-то к Альдебарану. Рядом с ним, выровняв скорости, висел патрульный полицейский катер с пристыкованной каретой скорой помощи, а юркий джип технической экспертизы описывал спирали и восьмерки, снимая объект с разных ракурсов. Вокруг всей группы судов, судя по слабому зеленоватому свечению, был выставлен защитный силовой экран, и вовремя: неподалеку уже нарезали акульи круги несколько репортерских яхт. Ловко проскочив в открытый на секунду проход в экране, комиссар пристыковался к катеру.
      - Ну что, клиент наш? - спросил он у Ллие, входя в рубку и здороваясь.
      - Наш, наш, - меланхолически отозвался инспектор. На большой экран рубки транслировалась картинка с джипа, и Грре уже и сам увидел рваную дыру в боку звездолета. Да, это не метеорит, явно.
      - Профессиональная работа, - подтвердил старший эксперт Тиграм, поднимая голову от пульта. - Привет, комиссар. Инерционный разрывной снаряд, а не лазер, причем почти по касательной. В результате возникшего вращения определить вектор снаряда и, соответственно, первоначальный курс пока нельзя.
      - Возможные сектора?
      - Очень приблизительно от дальних окраин Южного рукава к центральным областям.
      - Окраины, - проворчал Грре. Задворки Галактики были источником постоянной головной боли полицейского Управления. Сколько-нибудь развитых миров там не было, а приличные кислородные планеты попадались и легко превращались в пиратские базы и бандитские норы.
      - Идентификация?
      - Стандартная гражданская модель типа "тарелка", дешевая, весьма потрепанная, номера на обшивке уничтожены взрывом.
      Ммее Грре кивнул. Это тоже было характерным признаком внутренних криминальных разборок.
      - Ну что же, Ммее, снаружи мы закончили, - доложил эксперт. - Можно приступать ко вскрытию.
      - Добро.
      Вскрытие трупа со сквозной пробоиной было делом грязным и крайне неприятным, и обычно Грре старался предоставить его специалистам, но в этот раз в ситуации было слишком много неясностей, и комиссар решил осмотреться на месте сам. Облачившись в вакуумный скафандр, он присоединился к группе. Как он и предполагал, в результате мгновенной декомпрессии останки экипажа ровным слоем покрывали внутреннюю поверхность ходовой рубки. Нет, не экипажа, пилота, поправил себя Грре, присмотревшись к креслам.
      - Одиночка, - подтвердил медэксперт, соскребая со стенки образцы тканей. Остальные члены группы уже разошлись по кораблю, проводя методичный обыск. Тиграм, наскоро протерев пульт управления, погрузился в недра корабельного мозга.
      Комиссар внимательно осматривался по сторонам, стараясь представить себе личность погибшего пилота, который в одиночку возвращался с окраин Галактики. Кем он был? Бандитским курьером? Торговцем? Одиноким авантюристом? Частным сыщиком?
      "Почему это мне кажется, что он возвращался?" - удивился Грре. Интерьер рубки был абсолютно безликим, ни портретов в рамочках, ни сувениров. Грре заглянул в крохотную жилую каюту, в которой копался Ллие. То же самое. Безликий порядок. Даже набор развлекательных кассет стандартный, каким снабжаются суда в дешевых прокатах... На окраинах нет прокатов.
      - Господин комиссар, - позвал из-за спины техник. - Вот, нашли в рубке под пультом, почти не запачкалось.
      Грре осторожно взял уже упакованный в прозрачный пакетик плоский металлически блестящий предмет, сплошь покрытый беспорядочными разноцветными выростами. Повертел.
      - Что это?
      - Не знаю. Похоже, что-то старинное.
      Комиссар улыбнулся. Вот за такие редкие находки он и прощал своей судьбе все пакости, которые она ему регулярно преподносила. Что судьба тут же и продемонстрировала:
      - Безнадежно, - констатировал, появившись в дверях рубки, Тиграм. - Магнитный удар. Все содержимое памяти стерто, ни курса, ни позывных, ничего.
      - Хорошо, - невпопад ответил комиссар Грре. - Когда закончите, совещание на катере.
      На совещании подвели неутешительные итоги. Документов пилота не обнаружено. Номеров корабля не обнаружено. Определить курс не удалось. Личные вещи, найденные в каюте, чинского производства - массовый дешевый ширпотреб.
      Медэксперт обещал, после изучения генного материала, уточнить пол, расовую принадлежность и приблизительный перечень планет происхождения пилота, а также составить фоторобот.
      По заключению техэксперта, тарелка неоднократно меняла хозяев, техническое состояние ниже среднего, имеются множественные следы мелкого текущего ремонта на ходу, предположительно корабль взят напрокат или куплен на дешевой распродаже. Готов перечень возможных планет производства и происхождения самых новых запчастей.
      Назначение и происхождение найденного загадочного предмета неизвестно.
      - Глухарь! - самонадеянно заявил младший инспектор Круе. Сотрудники обменялись неодобрительными взглядами. Круе был в команде новичком, и еще не знал местных традиций. Глухарь-то глухарь, но говорить это вслух было не принято. В конце концов, с подобного, мысленного, утверждения начиналось большинство дел, которые доставались группе комиссара Ммее Грре.
      Комиссар на бестактное выступление младшего инспектора никак не среагировал. Вместо этого он поинтересовался личными впечатлениями коллег.
      - Есть одна странность, - неуверенно протянул Тиграм. - На таких судах, особенно из проката, обычно недокомплект запчастей, а здесь, напротив, минимум двойной комплект. И все детали новенькие, свежекупленные. Нельзя сказать, чтобы это была лишняя предосторожность, на корабле, действительно, множество мелких поломок. Возможно, пилот просто реально оценивал состояние своего корыта и подстраховался. Но, скажем, наличия трех запасных ключей зажигания это не объясняет.
      Комиссар вспомнил утреннее происшествие с ключами, и сердце его сжалось. Неужели погибший пилот - его собрат по несчастью, которому, в конце концов, не повезло по-крупному? Ммее Грре всегда относился к своему делу с полной ответственностью, но сейчас он почувствовал, что для него найти убийцу - дело чести.
      - Ну и как тебе понравились улитки? - это было первое, что спросила мадам Грре, когда поздно вечером комиссар, наконец, переступил порог своего дома.
      Вопрос застал Ммее врасплох: жене, в отличие от судьбы, это удавалось довольно часто. Он растерялся, смутился, потупился, раскрыл рот, лихорадочно соображая, что бы такое сказать...
      - Опять весь день на бутербродах! - прокурорским тоном констатировала супруга.
      - Пахло очень вкусно, - промямлил комиссар, - но тут как раз труп...
      - Ну ладно, - смягчилась мадам, - я на всякий случай приготовила дополнительную порцию.
      Да, мадам Грре была достойным противником для злой удачи своего мужа.
      - Что бы я без тебя делал? - благодарно вздохнул комиссар, усаживаясь за стол.


      Утро было омрачено необходимостью доклада начальнику Управления. Комиссар, елико возможно, старался избегать контактов с руководством: почему-то самые знаменитые происшествия случались с ним именно в присутствии начальства. Однако доклад о начале расследования был делом святым.
      Утро было скрашено против ожидания вовремя представленным отчетом медэксперта. Пилот корабля оказался привлекательной молодой женщиной, уроженкой самых богатых центральных областей Галактики. Тем не менее, пока единственной реальной зацепкой оставался потрепанный звездолет с двойным комплектом новеньких запчастей.
      Выслушав доклад, начальник Управления Ретинье поморщился.
      - Еще и дамочка! Наверное, поссорилась с каким-нибудь бандитом, пыталась сбежать, ну и...
      Комиссар почтительно молчал. Начальник Управления болезненно воспринимал возражения.
      - Конечно, все положенные действия по установлению личности жертвы вы проведите, но не затягивайте. Результаты технической экспертизы дают возможность списать дело на криминальные разборки, закроем по-тихому.
      Комиссар отдал честь и с облегчением ретировался.
      Его сотрудники, согнувшись над пультами, в поте лица обшаривали информационные сети двух сотен планет, по которым пересеклись списки, выданные экспертами. Себе комиссар, беззастенчиво пользуясь служебным положением, оставил самое интересное: изучение найденного загадочного предмета. Он договорился о встрече со своим старым знакомым, известным торговцем антиквариатом господином Оболтом, и через несколько минут входил в его салон, тесно заставленный артефактами разных эпох и планет.
      - Проходите, комиссар, проходите, - радушно пригласил его хозяин, маленький сухонький старичок обманчиво добродушной внешности, - рад Вас видеть. Чем могу помочь?
      Комиссар протянул ему прозрачный пакет с плоским бугристым предметом.
      - Не знаете ли Вы, для чего это...
      Глаза антиквара округлились, он выхватил пакет из рук комиссара и поднес ближе к свету.
      - Плата на микросхемах! - вскричал он благоговейным шепотом. - Какая древность! Где Вы ее достали?
      - Это вещдок в деле, которое я сейчас расследую. Как я догадываюсь, вещь дорогая? - в мозгу комиссара сразу зародилось несколько свеженьких гипотез...
      Господин Оболт разразился восторженным монологом, из которого Грре узнал, что подобные платы принадлежат древнейшим периодам развития галактических цивилизаций и числятся среди ценнейших находок палеоархеологии. В силу сравнительной недолговечности материала сохранились считанные единицы целых плат, и они являются гордостью музеев, которым повезло... Господин Оболт осекся.
      - Вы расследуете ограбление музея? Пропажа подобного экспоната была бы сенсацией, я ничего не слышал...
      - Нет, я расследую убийство и пока не знаю, как этот предмет оказался у нашего потерпевшего. А не может ли он быть просто копией знаменитого экспоната?
      - Копией? - разочарованно протянул антиквар. - Вы имеете в виду, фальшивкой?
      Его тон ясно показал, как глубоко господин Оболт удручен самой возможностью подобного падения нравов. Тем не менее, он с новым интересом посмотрел на плату, затем, - "с Вашего позволения, комиссар", - пристроил ее под голосканер и принялся вертеть изображение во все стороны, неразборчиво бормоча:
      - Совсем как настоящая... чрезвычайно, чрезвычайно хорошая сохранность... подозрительно великолепная сохранность...
      Через пару минут он поднял голову и задумчиво посмотрел на Ммее Грре.
      - А знаете, что-то такое я недавно слышал... Что-то мелькало в профессиональных новостях. Если Вы можете немного подождать... Присядьте, комиссар, - и господин Оболт с неожиданной для его возраста прытью ринулся в дальний угол салона и скрылся за огромным пультом.
      Подождав несколько минут, комиссар решил последовать совету и опустился на пуфик, стоящий у двери. Вернее, на предмет, который он принял за пуфик. Предмет тоненько взвизгнул и упруго принял шарообразную форму. Только хорошая реакция спасла Грре от столкновения со стоящей рядом высоченной вазой. Потирая ушибленный локоть, он прикинул ее стоимость и украдкой промокнул лоб. Убедившись, что "пуфик" принял прежний вид, а хозяин ничего не заметил, комиссар подозрительно осмотрел другие предметы мебели и почел за лучшее ждать стоя.
      Наконец антиквар вынырнул из пучин информации с искомой добычей.
      - Несколько месяцев назад две похожие платы вызвали страшный скандал на аукционе Восби. Платы были неотличимы от настоящих, но известному эксперту профессору Аджарману удалось доказать, что возраст предметов на порядки меньше заявленного, годы, а не десятки тысяч лет. Кампания Восби до сих пор пытается восстановить свою репутацию.
      Интуиция комиссара, до этого момента мирно спавшая, проснулась и захлопала глазками.
      - И где находится эта кампания?
      - На Кьяретте, в Веганской Империи.
      Поблагодарив господина Оболта, Грре торопливо откланялся. Первым делом, еще на ступеньках салона, он связался через наручный ком с Ллие и сказал одно слово: "Кьяретта", а вернувшись в свой кабинет, отправил срочный запрос в локальное полицейское управление Кьяретты с просьбой выслать подробную справку о происшествии с фальшивыми платами.
      Через несколько часов дело сдвинулось с мертвой точки. Сосредоточившись на одной планете, Тиграм вычислил фирму, в которой был взят напрокат звездолет. Ллие сузил список подходящих пропавших молодых женщин всего до двух десятков. Когда пришла официальная справка из полиции Кьяретты об уголовном деле о подделке предметов культуры, список Ллие пересекся со списком свидетелей по делу.
      Некая Дария Клеонес, студентка местного университета и журналистка, работая над обзором предстоящего аукциона для университетского вестника, первая заподозрила неладное в платах, выставленных на продажу, и подала профессору Аджарману идею дополнительной проверки. И именно она месяц назад бесследно исчезла, не вернувшись с очередных каникул. Конечно, ее идентичность с погибшим пилотом еще следовало доказать... Назавтра комиссар запланировал общую вылазку на Кьяретту. Пока же следовало тщательно обдумать всю полученную информацию.
      Наступил один из тех моментов, за которые Ммее Грре любил свою работу. Он снял пиджак, зажег в пепельнице первую на сегодня курительную палочку, поудобнее устроился в кресле и глубоко вдохнул терпкий дым. Со стороны могло показаться, что комиссар задремал, но это было обманчивое впечатление. Его мозг работал методично и четко, раскладывая данные по полочкам, оценивая и отбрасывая различные версии. Данных все еще было недостаточно для каких-либо выводов, но уже хватало для осмысленных вопросов... Кабинет медленно заполняли клубы дыма.
      Глубоко погрузившись в размышления, комиссар не заметил, что последняя курительная палочка дотлела до края пепельницы, выступавший конец обломился и упал на лист заключения медицинской экспертизы. К тонкому аромату куренья добавился отчетливый запах горелого пластика. Однако пребывавший в задумчивости комиссар спохватился только тогда, когда документы, лежащие на столе, дружно вспыхнули. Грре с проклятием вскочил на ноги и первой попавшейся тряпкой - это оказался пиджак, висевший на спинке стула - принялся сбивать пламя. Огонь удалось потушить быстро, правда, при этом свалился со стола и треснул горшок с цветущей розалией, предметом постоянного беспокойства мадам Грре. Опустившись на колени, Ммее безуспешно попытался собрать рассыпанную почву обратно в разбитый горшок.
      В этот момент - разумеется, именно в этот момент - галактком издал резкую трель и осветился ядовито-лиловой рамкой начальственного вызова. Не дожидаясь ответа абонента, в глубине экрана появилась надменная физиономия прокурора Сектора Умодалуса. Встрепанный комиссар вскочил на ноги и вытянулся, машинально прижав к груди розалию. Презрительно сморщившись, прокурор окинул глазами задымленный кабинет и разгромленный стол и, наконец, сфокусировал холодный взгляд на комиссаре. Спохватившись, Грре поставил розалию и торопливо натянул пиджак, что, впрочем, не улучшило его внешнего вида.
      - Мне доложили, - брезгливо процедил прокурор, - что Вы подавали запрос в полицию Кьяретты. Хотел бы Вам указать, комиссар, что любые расследования полиции Кьяретты являются внутренним делом Веганской Империи.
      Он так выделил голосом слово "комиссар", что любому стало бы ясно его мнение о служебном соответствии этого недоумка.
      Комиссар Грре не любил веганцев. Никто не спорит, у них в Империи исключительный порядок, и сами они все нестерпимо правильные, пунктуальные и педантичные - упорядоченные, в общем. Но это еще не дает им права считать всех остальных тупицами и невеждами, верно? Правда, случайно или нет, но именно веганцы занимали большую часть руководящих постов в галактических структурах, поэтому Ммее предпочитал держать свое мнение при себе. Он еще больше вытянулся и старательно выпучил глаза.
      - Господин прокурор, я подавал просьбу о помощи! У местных экспертов нет нужной квалификации, а специалисты Кьяретты несколько месяцев назад блестяще справились с аналогичным случаем...
      Это должно было сработать. Однако, почему-то не сработало.
      - Чушь! - прошипел Умодалус. - Я решительно возражаю, чтобы Вы совали свой нос в уголовные дела Кьяретты.
      Что-то было не так. Интуиция комиссара навострила ушки.
      - Но, господин прокурор, - вскричал Грре самым удивленным тоном и посмотрел на Умодалуса самыми наивными глазами, - по нашим данным, пилот найденного вчера трупа может оказаться подданной Кьяретты. Как же мы проведем идентификацию, если...
      - В этом случае дело подлежит юрисдикции Кьяретты, - проскрипел прокурор.
      - Но мы же еще не уверены! - комиссар очевидным образом пребывал в полном недоумении.
      Глядя на идиота, которому даже не хватает мозгов подыграть начальству, Умодалус пренебрежительно скривился.
      - Ладно, проведете идентификацию и доложите. Мы примем решение, - и он, не прощаясь, отключился.
      Комиссар еще долго задумчиво смотрел на погасший экран.


      Строго говоря, Кьяретта входила в состав Веганской Империи только формально. Шумная портовая планета, где сходилось множество галактических маршрутов, она располагалась в буферной зоне, которой Империя отгораживалась от остального неупорядоченного мира. Отсюда галактические товары отправлялись локальным транспортом во внутренние районы, сюда доставлялись для дальнейшей продажи изделия высоких технологий, которыми славилась Веганская Империя. Здесь сосредоточились крупнейшие торговые фирмы, ярмарки и аукционы, и сюда со всей Галактики стекались авантюристы и эмиссары преступных кланов. Кроме веганской администрации, веселая Кьяретта ничем не напоминала чопорные веганские города. Здесь шумно бурлила и с разноцветными брызгами лопалась пена, которую неизбежно порождает любое общество и которую Веганская Империя успешно вытесняла на свои окраины.
      Инспектор местной полиции Тродалка, большой, медлительный и невозмутимый, сразу понравился Ммее Грре. Он, не торопясь, выложил на стол папку с делом о фальшивых платах.
      - Дело закрыто? - удивился комиссар, заметив штамп на обложке. - Так быстро?
      - Да, главный фигурант, некто господин Поталус, который, собственно, и выставил платы на продажу, неожиданно трагически погиб, - ровным голосом сообщил Тродалка. Комиссар вопросительно поднял бровь.
      - Среди реамских дрессированных грибочков попался один ядовитый, - объяснил инспектор. - Он укусил Поталуса за завтраком. Заключение экспертизы: случайная мутация, несчастный случай.
      - А как к этому отнеслась мадемуазель Клеонес? - спросил комиссар. - Как я понял, именно она была инициатором расследования?
      Экспертиза уже подтвердила, что пилотом подстреленного звездолета, действительно, была Дария Клеонес.
      - Да, она очень возмущалась тем, что дело закрыто. Но Клеонес вообще была беспокойной девицей, она постоянно встревала во всякие акции, митинги и протесты. Так что на очередной протест никто особого внимания не обратил.
      - И вопрос о происхождении фальшивок тоже никого не заинтересовал?
      - Кампания Восби больше всего беспокоилась о том, чтобы как можно скорее погасить скандал. А наше начальство стремилось побыстрее избавиться от висяка. Так что подделки были признаны работой самого покойного Поталуса, и это всех устроило - ну, кроме мисс Клеонес.
      Грре и Ллие переглянулись. Картина в целом была ясна: настырная журналистка взялась расследовать дело на свой страх и риск, что-то нашла - и поплатилась. Осталось всего лишь выяснить, что же она раскопала. Тиграм сегодня с утра застрял в прокатной фирме - там возникли какие-то проблемы. Юного Круе они оставили дома на связи - на всякий случай и чтобы не путался под ногами. Так что комиссару и Ллие приходилось рассчитывать, главным образом, на себя.
      - Честно говоря, - виновато признался инспектор Тродалка, - я тоже не очень сопротивлялся. Свидетельств о том, что со смертью Поталуса что-то нечисто, не было, а шеф что-то так спешил закрыть дело... Мы даже в связях Поталуса не очень покопались, но кое-что у меня все-таки есть.
      Покойный хозяин фальшивых плат Поталус был известным перекупщиком антиквариата и различных экзотических товаров отдаленных миров, он отнюдь не мог похвастаться безупречной репутацией и был не без оснований подозреваем в связях с черными археологами и контрабандистами. Поэтому, с одной стороны, сообщение, что он выставил на продажу подделки, никого не удивило. С другой стороны, заключение, что он изготовил подделки сам, вызывало у всех, знакомых с Поталусом, справедливые сомнения.
      Инспектор Тродалка обещал подготовить список знакомых перекупщика. Комиссар поручил Ллие опросить друзей и родственников Дарии Клеонес, а сам отправился побеседовать с профессором Аджарманом. Договорившись о встрече заранее, он постарался прибыть минута в минуту, и не ошибся. Аджарман оказался типичным веганцем - безупречным, чопорным и застегнутым на все пуговицы - и пунктуальностью комиссар сразу расположил его к себе. Профессор был искренне огорчен известием о гибели мадемуазель Клеонес.
      - Какое несчастье! Она была моей самой талантливой студенткой. Ее вклад в методику датировки некоторых предметов древней техники... Какая потеря для науки!
      - Скажите, профессор, - комиссар осторожно повернул беседу в интересующее его русло, - Вы регулярно проводите экспертизу таких предметов, выставляемых на аукцион?
      - О, нет! - профессор даже обиделся. - Я обычно работаю только по заказам крупных музеев, которые намереваются что-либо купить. Однако в этот раз я провел экспертизу по личной просьбе мисс Клеонес.
      - А почему она заподозрила, что эти платы поддельные?
      - Поддельные? - удивился профессор. - Но они не были поддельными. Платы настоящие, просто новые.
      Комиссар понял, что чего-то не понял.
      - Э-э, простите?
      - Предметы были заявлены как древние артефакты одной из известных галактических цивилизаций, - пояснил Аджарман, - а оказались новоделом какой-то неизвестной.
      - То есть, Поталус изготовил их не сам?
      - Ни в коем случае! Кому пришла в голову такая дикая мысль? - изумился профессор.
      Он углубился в изложение приемов древних технологий, из которого Грре в конце концов уяснил, что воспроизведение подобной технологии в современных условиях обошлось бы слишком дорого, чтобы торговля подделками могла принести доход.
      - Собственно говоря, именно поэтому экспертам кампании Восби и не пришло в голову исследовать платы подробно, иначе они заметили бы неверную датировку сами, - объяснил Аджарман.
      Комиссар извлек прозрачный пакетик с платой, найденной в корабле Дарии, и протянул его профессору.
      - Совершенно верно, - подтвердил историк, вооружившись карманным сканером и внимательно рассмотрев плату. - тот же технологический стиль, что и у плат с аукциона. Несомненно, мисс Клеонес нашла мир, где они были изготовлены.
      - Но откуда взялась эта цивилизация? Как она вообще могла остаться неизвестной? Почему эксперты Восби не учли такую возможность?
      - Видите ли, комиссар, цивилизации на этой стадии развития чрезвычайно неустойчивы, подавляющая часть их погибла по внутренним причинам задолго до получения возможности выхода в Галактику. Те же, что преодолели этот барьер, сделали это давно, многие тысячи лет назад. Вероятность, что какой-то отсталый мир где-нибудь на окраинах добрался до этого уровня только сейчас, очень мала. Как правило, примитивные цивилизации даже не заносятся в каталоги, если на то нет каких-либо особых причин.
      - Это не очень разумно, - заметил Грре, - если предметы, произведенные в таких мирах, можно выдать за антиквариат...
      - Что вы, комиссар, - рассмеялся профессор, - подобный фокус могло пройти только случайно и, в лучшем случае, однажды. Датировка технических артефактов достаточно проста, и никто не будет строить серьезный бизнес на таком примитивном обмане.
      - Какой смысл, в таком случае, скрывать местонахождение этого нового мира?
      - Никакого, насколько я могу судить, - пожал плечами Аджарман.
      - Почему же убили мадемуазель Клеонес?
      - А вот это уже Ваше дело выяснить, комиссар. И я искренне желаю Вам успеха. Убийство такой талантливой девушки не должно остаться безнаказанным!
      Комиссар первым вошел в маленькое кафе, где они договорились встретиться с остальными членами группы. Он двигался в такой глубокой задумчивости, что вздумай судьба в этот момент подложить ему одну из своих обычных мелких пакостей, у нее были бы все шансы на успех. Но судьба, видно, копила силы для чего-то посерьезнее, так что Ммее добрался до места без происшествий. Он заказал кружку местного фруктового эля, сел за столик в углу и мрачно уставился в стену.
      Вся его тщательно продуманная концепция рассыпалась. В поисках изготовителей новых плат Дария Клеонес набрела на что-то другое, и у Ммее Грре не было ни малейших идей, что бы это могло быть. Было от чего прийти в уныние! Впрочем, заметив входящего в зал Ллие, комиссар решил пока с унынием повременить.
      К сожалению, его надеждам не суждено было сбыться, Ллие ничего нового не раздобыл. Никто из знакомых Дарии не знал о ее планах никаких подробностей.
      - Ее приятель сказал, что она звала его на каникулах кого-то спасать, он не вник, кого именно. Дария постоянно кого-то или что-то спасала - то фиолетовых крокодилов, то вымирающий язык, то какие-нибудь народные промыслы - парню это уже надоело, поэтому он отказался от участия в очередной спасательной экспедиции и вместо этого поехал на Дуванский фестиваль хвостовых песен. А она полетела одна.
      - А ты спрашивал...?
      - Спрашивал. По общему мнению, ей, скорее, непозволительно везло. С такой вредностью характера она давно должна была нарваться на крупные неприятности, но до сих пор как-то проносило.
      - Зато, в конце концов, не повезло фатально, - проворчал комиссар. Еще одно его предположение не оправдалось.
      Инспектор Тродалка появился одновременно со взмыленным Тиграмом. Комиссар заказал всем еще по кружке эля, коротко ввел вновь прибывших в курс дела и спросил об успехах эксперта.
      - Я поспорил с главным техником прокатной фирмы, - доложил Тиграм, жадно выпив полкружки, - он утверждал, что их тарелка была в полном порядке и уж никак не рассыпалась на глазах. Они опознали свою клиентку по портрету Клеонес. Девица, действительно, заказала двойной ремкомплект, но все в фирме решили, что у нее паранойя. Мы не поленились и слетали с ним на аварийную парковку Сектора.
      - И что? - заинтересованно спросил Ллие.
      - Звездолет тот самый, парень его опознал, но он был искренне изумлен его состоянием. Не знаю, где эта дамочка его гоняла, но машинка словно состарилась на десяток лет.
      Интуиция комиссара внезапно встрепенулась, расправила крылышки и нетерпеливо засучила лапками. Жестом попросив собеседников подождать, Ммее лихорадочно набрал на наручном коме номер профессора Аджармана.
      - Извините, профессор, - торопливо перебил он недовольные протесты историка, - еще один вопрос. Насколько сложна социальная система цивилизации, которая производит такие платы?
      - Сложна? - Аджарман недоуменно поднял брови. - Ну, они уже весьма далеки от первобытного стада, если Вы это имеете в виду. Платы на микросхемах характерны для самого начала космической эры, социальная структура к этому времени, фактически, ненамного примитивнее нашей. У Вас все, комиссар? - в его голосе появились язвительные нотки. - Я могу вернуться к своей лекции?
      - Благодарю, еще раз простите, - Ммее отключился и поднял голову. На него смотрели три пары недоумевающих глаз. Интуиция комиссара взвилась в небеса и уверенно встала на крыло.
      - Тиграм, - медленно спросил Грре, - как ты думаешь, не может ли состояние тарелки быть результатом того, что Дария опускалась на планету в зоне сброса токсичных отходов?
      - Энтропийных? - тоном внезапного прозрения прошептал эксперт. Ллие тихо присвистнул.
      Каждый живой объект во Вселенной борется, как умеет, с неумолимо наступающим хаосом. В океане возрастающей энтропии жизнь и, особенно, разум создают хрупкие островки гармонии и порядка. Чем выше развитие цивилизации, чем сложнее объекты ее культуры и социальные структуры, тем уязвимее она перед лицом беспощадного стремления природы к мертвому равновесию, и тем больше усилий требуется для ее поддержания. И, между прочим, чем сложнее система, тем больше энтропии она способна абсорбировать прежде, чем развалится под натиском беспорядка.
      Несколько тысячелетий назад чей-то злой ум придумал технологию сброса излишков энтропии из своей цивилизации в чужую, и тогда применение этой идеи стало поводом для нескольких звездных войн, получивших в галактической истории название энтропийных. Впрочем, лекарство от этой заразы нашлось быстро: искусственное энтропийное загрязнение, характеризуемое повышенным уровнем аварийности и беспорядка, имело специфический спектр и легко детектировалось, оставалось найти приемник отходов на своей территории, определить источник и высмеять его на всю Галактику. Сброс энтропийных отходов начали считать свидетельством неспособности цивилизации самостоятельно навести у себя порядок, и эта точка зрения оказалась куда более эффективным средством защиты, чем войны. Сброс энтропийных отходов социальной системы давно стал лишь страницей в учебниках истории.
      Однако, если где-то на окраинах нашелся мир, достаточно развитый, чтобы абсорбировать энтропию, но еще не вышедший на просторы Галактики, кому-то возрождение древней идеи могло показаться соблазнительным. И не надо было далеко ходить, чтобы найти, кому именно. Веганцы кичились на всю Галактику своей цивилизованностью и упорядоченностью. Если все это было результатом загрязнения далекого примитивного мира... Похоже, Дария Клеонес действительно набрела на опасный секрет.
      - Подождите-ка… - встрепенулся Тродалка, - ведь, насколько я помню, приемник энтропии надо часто менять.
      - Еще бы, - хмыкнул Ллие. - В эпицентре сброса он должен все время выходить из строя.
      Тродалка достал свой карманный пульт и начал быстро листать страницы.
      - Вот. Среди прочих темных личностей, с которыми имел дела Поталус, есть некий Пфалья, бродяга и пьяница. Его год назад выгнал из своего экипажа известный контрабандист Маркос. Между нами говоря, если бы я искал исполнителя на такое дело, Маркос был бы первым. Так вот, этот самый Пфалья неоднократно спьяну хвастался, что знает некие страшные тайны, от которых содрогнется Империя, но его давно никто не принимает всерьез. Именно у него могло хватить дурости тайком от капитана вывезти из нового мира платы и продать их Поталусу за антикварные. Его нетрудно найти: он чаще ночует в портовом полицейском участке, чем дома, у нас даже шутят...
      В этот момент запиликал наручный ком Ммее Грре. Его вызывал начальник Управления Ретинье.
      - Комиссар, мне правильно сообщили, что Ваша потерпевшая - подданная Кьяретты? - истерически заверещал он. - Прокурор Умодалус категорически требует немедленной передачи дела полиции Кьяретты. Прекращайте все следственные действия и срочно возвращайтесь!
      - А как же опера? - самым невинным голосом вопросил Грре.
      - Какая еще опера? - затормозил Ретинье.
      - Вы же знаете, господин советник, оперный театр Кьяретты славится на всю Галактику. Сегодня как раз премьера, в оркестре - зубастые фаготы, и я обещал своим инспекторам...
      - Вы где находитесь, комиссар? - подозрительно спросил начальник Управления.
      - В кафе, - комиссар продемонстрировал свою кружку и сидящих рядом Ллие и Тиграма. - Рабочее время почти закончилось, - продолжал он виноватым тоном, - и я подумал...
      - Ладно-ладно, - снисходительно ухмыльнулся Ретинье. - Так и быть, комиссар, сходите в оперу, я доволен, что Вы заботитесь о культурном досуге сотрудников. Но сразу после этого немедленно покиньте Кьяретту.
      - Слушаюсь, господин советник, - браво рявкнул комиссар.
      Нести оперную повинность пришлось Ллие и Тиграму. Под их прикрытием Грре с Троделкой отправились допрашивать Пфалью. Он в самом деле оказался в обезьяннике портового полицейского участка, и комиссар искренне залюбовался, как ловко и быстро Троделка его расколол.
      - Да что ты так за них переживаешь, начальник? - с пьяной фамильярностью ныл Пфалья, неряшливый опустившийся тип. - Они ж дикари! Уродливые как похмельный кошмар, а тупые... Мы столетиями в одно место энтропию сбрасывали, а они все там же копошатся. Сообразительные давно бы оттуда ушли...
      - А почему в одно место? - спросил Грре.
      - Да начали с самого холодного и малонаселенного, думали, емкость исчерпается, перейдем дальше. А они там отстраивают и отстраивают свою систему - ну тупые, что сказать!
      После допроса комиссар с Троделкой коротко посовещались. Пфалья выдал координаты планеты, но для того, чтобы уличить веганцев, этого было недостаточно. Надо было застукать Маркоса с поличным за сменой приемника, прижать уликами и добиться показаний о заказчиках. Троделка пообещал установить за Маркосом наблюдение и сообщать комиссару новости. Поймать преступника за руку комиссар намеревался сам.


      Через две недели Троделка сообщил, что шхуна Маркоса "Удача", согласно портовому расписанию, стартует послезавтра. Комиссар отправился к начальнику Управления и попросил недельный отпуск на сезон ловли морели. Ретинье еще не забыл своего приятного удивления тем, что Грре послушно отдал дело Клеонес полиции Кьяретты, поэтому отпуск милостиво предоставил и даже пожелал комиссару хорошего клева.
      На космодроме мадам Грре дважды поправила на Ммее теплый шарф и трижды попросила быть осторожнее и не рисковать. Комиссар подозревал, что она о чем-то догадывается. Впрочем, он и сам не собирался рисковать. Он надеялся всего лишь подстеречь Маркоса у далекой голубой планеты и заснять факт замены приемника.
      В его трюме был принайтован двойной комплект запчастей, но на этом сходство с кораблем несчастной Дарии заканчивалось. Катер Ммее только с виду был стандартной тарелкой. Под обычной гражданской раскраской скрывался бронированный корпус списанного армейского катера. Кроме брони, катер был оснащен усиленной противометеоритной системой и солидным вооружением. Комиссар далеко не был беззащитной девицей.
      Прибыв на место, Грре спрятался в тени крупного спутника и затаился, погасив огни. Глядя на планету через специальный фильтр, он отчетливо видел зловещие красные пятна энтропийного загрязнения. Похоже, действительно, энтропию сбрасывали в одном месте, но это место было весьма большим. Почти вся верхняя половина самого крупного материка горела тускло багровым цветом старого ожога. Конечно, заражение все равно разносилось по всей планете: здесь и там виднелись предательские ржавые мазки и даже на обледенелом материке у южного полюса светились две красные точки.
      "Теперь с этим будет покончено", - мысленно пообещал комиссар незнакомым дикарям. В этот момент загудел сигнальный зуммер, и на экране появилась "Удача", заходящая на посадочную орбиту. Грре включил аппаратуру и приготовился снимать посадку и последующие действия Маркоса...
      Комиссар всегда гордился своей способностью предвидеть любые каверзы судьбы. Кто бы мог подумать, что в самый ответственный момент его подведет именно чрезмерная предусмотрительность? Особо чуткая система противометеоритной защиты внезапно истошно взвыла, замигала красными лампочками и дала лучевой залп по совершенно невинному метеориту, имевшему неосторожность пролетать слишком близко. С маскировкой было покончено. Маркос отреагировал мгновенно: катер Ммее содрогнулся от касательного попадания. Если бы не бронированный корпус, комиссару бы не поздоровилось, хотя от более точного выстрела его не спасет и броня. Размышлять было некогда, Грре действовал автоматически. "Удача" словно сама собой прыгнула в кольцо прицела, и пальцы с бездумной точностью нажали на гашетку.
      Комиссар Грре недаром регулярно сдавал нормативы по стрельбе и даже однажды был чемпионом Управления. Он с первого выстрела попал точно в двигатель. На месте "Удачи" вспух ослепительно белый шар, расцвел, как хризантема, острыми мерцающими лучиками разлетающихся обломков и пролился в верхние слои атмосферы коротким метеоритным дождем.
      Ммее Грре удрученно скорчился над пультом. Все пропало! Он своими руками уничтожил единственного свидетеля, который мог бы помочь уличить преступников. Сам Умодалус не справился бы лучше! Он даже не узнал координат старого приемника. Против веганцев не осталось никаких улик, и столетия страданий несчастных дикарей останутся неотомщенными. Правда, старый приемник, очевидно, выработал ресурс, а новый он помешал установить, так что можно попробовать подождать, пока веганцы найдут другого курьера, и представится другой случай поймать их с поличным. С другой стороны, они теперь станут вдвойне осторожнее…
      В сомнениях комиссар настроил окуляры на максимальное увеличение и впервые попытался рассмотреть жителей голубой планеты. Пфалья не врал, аборигены были страшно уродливы, они еще так недалеко ушли от животных, что даже не полностью избавились от волосяного покрова. Их кожа имела отвратительный желто-розовый оттенок вместо приятного зеленоватого, характерного для большинства разумных рас. У них еще не атрофировалась нижняя челюсть! И все-таки они были братьями по разуму. Младшими. Ммее Грре смотрел на зону сброса, на беззащитно сложные города в сетях дорог, и сердце его сжималось.
      Стараются. Организуют. Строят и, должно быть, все время удивляются, бедолаги, почему у них везде такой бардак. И все-таки не сдаются, снова и снова восстанавливают все, что расползается на глазах. С упорством, так знакомым комиссару, борются с судьбой и даже, наверное, где-то в глубине души гордятся...
      В глазах защипало. Ммее Грре понял, что не должен опять их подвести. Он принял решение. Пусть лучше преступники останутся безнаказанными, но здесь сбросов больше не будет. Он постарается, чтобы о планете с энтропийным загрязнением стало широко известно, и веганцы не рискнут еще раз сюда соваться.
      Правда, он подозревал, что веганцы его не простят. Спасение уродливых дикарей может стоить ему карьеры. Ну и ладно, сказал себе комиссар, подумаешь, карьера. Мадам Грре давно мечтает о том времени, когда он выйдет в отставку, и они поселятся в маленьком домике за городом. Мадам Грре простит. И поймет. В конце концов, это главное.
 
 

Октябрь 2005 года

 

 
Начало  ->  Увлечения  ->  Тексты  ->  Конец